Родом из Белой Церкви. Железная Белла - путь к роскоши и расстрелу

Мировлад Марбу

  • 0
  • 1130

За все годы существования СССР к расстрелу в стране были приговорены всего лишь три женщины. Две из них – за совершение массовых убийств, третьей казнённой стала управляющая Геленджикским трестом ресторанов и столовых Белла Бородкина. Вся её судьба окутана тайнами, некоторые из них не разгаданы до сих пор. Начав трудовой путь простой буфетчицей, не имея даже среднего образования, она достигла невероятных высот, была вхожа в дома первых лиц государства.

Её настоящее имя – Берта Король. Родилась на Украине в городе Белая Церковь, в зажиточной семье. Во время войны в Одессе сожительствовала с румынским дезертиром. Ходили даже слухи, что она работала на немецкую разведку. Возможно, именно поэтому после войны Берта поменяла паспорт, изменив себе имя, национальность, а заодно и скинула пять лет.

А в 1951 году она объявилась в Геленджике. Устроилась простой буфетчицей, вышла замуж за отставного офицера и взяла его фамилию – Бородкин. Вскоре немолодой муж умер, оставив Беллу молодой интересной вдовой. Цепкости и упорства Бородкиной было не занимать – за 10 лет она стала сначала директором ресторана, а потом и руководителем всего треста кафе и ресторанов.

Так Белла Наумовна стала человеком в крае не только известным, но и влиятельным. Её расторопность ценил сам первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов. Он знал: Беллочке можно поручить любую задачу, всё будет сделано на высшем уровне. Тем более что именно этот высший уровень руководства страны очень любил отдыхать в черноморских здравницах. Для приёма дорогих гостей Бородкина не жалела ничего – столы ломились от яств. Московские чиновники млели – так их больше не принимали нигде. В ответ Бородкиной выписывался дефицит, распоряжаться которым она умела мастерски.

Ежегодно отдыхать на черноморские курорты съезжалось около 11 млн советских граждан. Не доложить в порцию мяса, разбавить сметану водой, не добить чеки, разбавить алкоголь, положить жжёный сахар в чай или кофе, чтобы придать цвет, – всё это стало системой общепита, которую выстроила Бородкина. Дошло до того, что на собраниях она устраивала «разнос» тем, кто не обманывал посетителей.

С каждого отдыхающего по кусочку, по глоточку, деньги лились в карман Беллы рекой. Оставшееся мясо реализовывалось с рук без всяких накладных и отчётов шашлычникам – так за два года только на этом Бородкина заработала более 80 тыс. рублей. Помимо этого руководители всех ресторанов, столовых и кафе ежемесячно платили ей «дань» – от 500 до 1000 рублей. Попробовали бы не платить! Бородкина не скрывала своих связей с влиятельными лицами. Собственно, и сама она была частью властной системы – состояла в депутатах, участвовала во всех краевых совещаниях. Поди свали такую…

Сгубило порно

Как водится, роковую роль сыграл случай. Сыщикам стало известно, что в одном из геленджикских кафе избранным гостям тайно демонстрируют порнографические фильмы. По тем временам это считалось серьёзным преступлением – за одно только наличие видеокассеты с фильмом «Эммануэль» уже можно было сесть не на один год. В итоге тёплым вечером милиция неожиданно нагрянула в притон. Взяли директора, заведующего производством и бармена. На допросе перепуганные работники общепита неожиданно признались – подпольные просмотры «клубнички» устраивались с разрешения руководителя треста Беллы Бородкиной.

Возможно, случись это тремя-пятью годами ранее, никому бы и в голову не пришло заносить это в протокол. Скорее задержавшим ещё бы добавили сроку за клевету на уважаемого в крае руководителя. Но, к несчастью для Бородкиной, времена на дворе стояли другие. В Москве в борьбе за власть сошлись представители брежневского и андроповского кланов. Вторые, как правило, представлявшие КГБ, уже давно точили зуб на «хозяина Кубани» Медунова. Одной из попыток убрать его с поста руководителя края стало знаменитое «сочинское» дело о хищениях и взятках. Информация о том, что близкая к Медунову начальница треста также замечена в нарушении закона, пришлась как нельзя кстати.

Однако, решившись побеспокоить Бородкину, правоохранители даже не подозревали, к чему приведёт в итоге эта затея. – Когда к ней домой пришли с обыском, следователи долго не могли понять, не в музейное ли хранилище они попали? – рассказывает старший помощник прокурора Краснодарского края Антон Лопатин. – В доме находились целые залежи золота, мехов, хрусталя. Общая стоимость ценностей превышала миллион рублей. Естественно, возникли вопросы, откуда всё это взялось.

Бородкину арестовали. Но когда за ней пришли, она была невозмутима. По словам оперативников, позволить на себя надеть наручники не торопилась. Спокойно позавтракала, нанесла макияж и предупредила милиционеров: «Вы не торопитесь, завтра вам же придётся просить у меня прощение».

– Она была уверена, что её спасут, тут же освободят, – говорит Антон Лопатин. – Но помощи всё не было. И тогда она начала сдавать тех, с кем была связана коррупционной сетью. Она назвала имена 24 высокопоставленных чиновников, среди которых фигурировали первый секретарь Геленджикского горкома КПСС Николай Погодин и сотрудники Госторга. Правда, после третьего допроса она прикинулась психически ненормальной, но это не помогло, экспертиза признала её вменяемой.

Бородкина обладала достаточным умом, чтобы понять – из тюремных стен ей уже не выбраться. Все, кто занимался её делом, позже в ужасе рассказывали: поражённая тем, что она впервые не в состоянии что-то сделать, Бородкина буквально за год из цветущей женщины, вечно увешанной бриллиантами и окружённой ароматом французских духов, превратилась в беззубую старуху.

Когда же прозвучал приговор судьи – назначить высшую меру наказания, все поняли… Беллу не просто наказали, с ней расправились.


    …Неоднократно получала взятки от большой группы подчиненных по работе. Из полученных взяток Бородкина сама передавала взятки ответственным работникам за оказанное содействие в работе и иные услуги, создающие в тресте обстановку совершения преступлений. Так, за период последних двух лет было передано секретарю горкома партии Погодину ценностями, деньгами и продуктами на 15 тыс. рублей…

    — Выдержка из уголовного дела


Она слишком много знала

– Беллу Бородкину подвело как раз то, чем она очень гордилась – дружба с высокопоставленными людьми, – рассказывает публицист Владимир Рунов. – Среди которых в том числе были даже члены Президиума Верховного Совета СССР и их семьи. Благодаря этой дружбе влияние Бородкиной было почти безграничным. К примеру, когда умер секретарь ЦК КПСС Фёдор Кулаков, то на его похороны в Москву из Краснодарского края были приглашены всего два человека – первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов и руководитель Геленджикского треста ресторанов и столовых Белла Бородкина. При этом надо отметить, что сама Белла Наумовна беззастенчиво и широко пользовалась своими знакомствами. В какой-то момент она начала забываться, чересчур часто козырять именами высокопоставленных людей. Многим она давала взятки, и это могло вдруг обнаружиться. Бородкина слишком много знала. Естественно, многие были заинтересованы, чтобы она замолчала навсегда.

Комментарии
0
Чтобы добавить свой комментарий авторизуйтесь

Афиша событий Белой Церкви

Самое Интересное
Читаемые
Обсуждаемые
за Неделю
за Месяц
за Год

Что комментируют?